на главную
Православный Свято-Тихоновский университет
Свидетельство о Государственной аккредитации
 
Регистрация
Забыли пароль?

Сведения об образовательной организации Во исполнение постановления Правительства РФ № 582 от 10 июля 2013 года, Приказа Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки от 29 мая 2014 г. № 785

Мониторинг СМИ

Соборяне спасли Церковь. Век назад в Лиховом переулке встали на пути катившегося по Руси лиха

Век назад в Лиховом переулке встали на пути катившегося по Руси лиха

Ровно сто лет назад в Москве открылся Поместный Собор Российской Православной Церкви. Ему было суждено сыграть важнейшую роль в развитии Церкви, страны и общества, но большинство его решений так и не претворилось в жизнь. Почему и как это произошло, «ПМ» рассказывает доктор церковной истории, кандидат исторических наук, профессор Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета священник Александр Мазырин.


– Кто и когда впервые в Русской Церкви заговорил о необходимости проведения Поместного Собора в начале прошлого века? Зачем он понадобился? Ведь жили больше двух столетий без него…

– Сейчас трудно восстановить, из чьих уст мысль о проведении Поместного Собора прозвучала впервые максимально четко. Последовательно эту тему начали развивать в публицистике славянофилы второй половины XIX века.

Формально Собор нашей Церкви тогда существовал: слово «Синод» буквально как раз и означает это понятие. Но, во-первых, ситуация в стране менялась быстро, и оставаться в стороне от этих процессов было неправильно. Во-вторых, сама ­Церковь с семью десятками епархий, более чем сотней архиереев, 50 тысячами священников, сотней тысяч насельников в тысяче монастырей, профессорами духовных школ, множеством публицистов и писателей из числа мирян сильно превосходила саму себя конца XVII века.

– Почему непосредственная подготовка к Собору оказалась столь затяжной?
– Во время первой русской революции сложилась парадоксальная ситуация: по высочайшему указу о веротерпимости религиозные свободы получили практически все бытовавшие в Российской империи конфессии и верования – за исключением Православной Церкви, оставшейся под плотной опекой государства. В результате с необходимостью проведения Поместного Собора в конце 1905 года согласился Николай II, и было созвано Предсоборное присутствие, активно работавшее в течение почти всего 1906 года. Увы, высочайшую санкцию на созыв Собора получить не удалось: Двор стал опасаться еще одного, наряду с Госдумой, остро оппозиционного органа «под боком».

Возродилась идея проведения Собора в преддверии празднования 300-летия дома Романовых. Теперь уже Предсоборное совещание предприняло подробную и успешную ревизию проведенной предшественниками подготовки, но и в 1913 году собрать Поместный Собор не удалось: светские власти снова сочли момент неподходящим.

– Временное правительство содействовало инициаторам созыва Собора?
– Устами нового обер-прокурора Львова оно сразу же торжественно пообещало возоб­новить подготовку к нему. Предсоборный совет завершил все подготовительные процедуры, и на Успение 1917 года Поместный Собор наконец открылся. Хотя Временное правительство и заявило, что принятые им решения не могут рассматриваться как окончательные, а послужат рекомендациями для утверждения высшей государственной властью.

– Какую повестку дня сформировал Совет?
– В основном она включала новые механизмы управления Церковью – как в высшем звене, так и на епархиальном уровне, а также в приходских структурах. Вопрос об избрании Патриарха Советом рассматривался, но в повестку его не включили, большинством голосов посчитав восстановление патриаршества неуместным. Поместный Собор 1917–1918 годов стал самым представительным органом управления нашей Церкви за все время ее существования. Помимо всех правящих архиереев и полусотни членов Предсоборного совета в нем заседали профессора духовных школ и всех университетов, монашествующие, военное духовенство, воины Действующей армии, депутаты Госдумы и члены Госсовета. Каждая из 66 епархий делегировала по пять представителей (двух клириков и трех ­мирян), избранных епархиальными собраниями; выборщики, в свою очередь, были избраны в уездах, а прежде собрания по выдвижению кандидатур проходили на приходском уровне.

– Как организовывалась работа Собора?

– Его члены жили в основном в Московской духовной семинарии и в нескольких монастырях, там же и питались. В рабочей программе на вооружение был взят парламентский опыт: предварительное обсуждение программы в профильных подразделениях (функционировали 22 отдела) с последующим вынесением на пленарное заседание.

– Когда на Соборе заговорили об избрании Патрираха?

– Практически сразу же. Сторонники восстановления патриаршества на Руси хотя и не оказались в большинстве, но вели себя очень активно. На их сторону соборян склонил стремительно нараставший в стране хаос, и в революционные дни стало очевидно уже всем: Церкви нужен вождь, время академических дебатов истекло.

– Часто приходится слышать, будто большинство решений Собора оказалось невостребованно. Что, на ваш взгляд, имеется в виду?
– Поместный собор выработал конкретные механизмы вовлечения широких масс в церковное управление. Это и строгая периодичность созыва Поместных Соборов в будущем, и ограничение власти Патриарха, и преобладание в Высшем церковном совете белого духовенства и мирян, и регламенты формирования и работы епархиальных советов. Конечно, Собор 1917–1918 годов ориентировался в некотором смысле на идеальную ситуацию. Но жестокая реальность сделала работу этих механизмов невозможной.

– В конце 1980-х годов в СССР эти идеи наверняка пробивались из забвения?

– Конечно. Поместный Собор 1988 года принял новый церковный Устав, в какой-то мере воспринявший основные решения 1917–1918 годов. Возродились епархиальные собрания и епархиальные советы, активизировалась жизнь на низовом уровне. Но в полной мере то наследие так и оказалось невостребованным, в основном из-за изменившихся исторических условий.

– Как бы вы сформулировали главный урок Поместного Собора вековой давности для нас, живущих ныне?

– Господь не оставляет Церковь. Совокупность отдельных групп, каст и сословий, которую представляла собой Российская Православная Церковь в начале прошлого века, не выстояла бы в большевистские гонения, исчезнув с лица земли. Но происходит чудо Божие, и посредством Поместного Собора Церковь укрепляется, бесстрашно встает навстречу страшным испытаниям и выдерживает их.

Беседовал Дмитрий Анохин
Православная Москва
20 сентября 2017 г.

Разместить ссылку на материал

23 ноября 2017 г.
Глава Рособрнадзора поблагодарил ПСТГУ за стандарт по теологии
08 декабря 2017 г.
Протоиерей Лев Семенов на встрече с Предстоятелем Кипрской Православной Церкви
06 декабря 2017 г.
Исполнилось сто лет со дня интронизации патриарха Тихона ВИДЕО
23 ноября 2017 г.
Протоиерей Владимир Воробьев принял участие в передаче "Наблюдатель", посвященной 100-летию Поместного собора. ВИДЕО
23 ноября 2017 г.
Четверть века Свято-Тихоновского университета (в студии ректор ПСТГУ Владимир Воробьев). ВИДЕО
07 ноября 2017 г.
Состоялась IV Межрегиональная научно-практическая конференция, посвященная памяти новомучеников, исповедников и жертв репрессий
02 ноября 2017 г.
Специальный документ конференции «Межправославная сеть центров по изучению новых религиозных движений и деструктивных культов»
02 ноября 2017 г.
Итоговые документы конференции «Межправославная сеть центров по изучению новых религиозных движений и деструктивных культов»
20 октября 2017 г.
Духовность начинается со школы
11 октября 2017 г.
Большинство прихожан РПЦ в Узбекистане чувствуют себя в безопасности